Новий РОЗВИТОК GISMETEO: Погода по г.Киев Воскресенье, 22.09.2019, 02:03
| RSS
Безопасность
МЕНЮ сайта
  • Главная страница

  • Информация о сайте

  • Каталог файлов

  • Каталог статей

  • Безопасность

  • Обратная связь

  • Доска объявлений

  • Фотоальбом

  • Статистика

    Главная » 2011 » Март » 9 » Примитивизация сознания — угроза национальной безопасности
    Примитивизация сознания — угроза национальной безопасности
    13:02
    03.03.2011

    Примитивизация сознания — угроза национальной безопасности

    Педалирование темы «политических преследований в Украине»
    для Северинсен — своего рода форма защиты


    22 февраля в Киеве во время «круглого стола», на котором обсуждалась ситуация в украинских массмедиа, заезжие иностранные эксперты опять били в набат: «свобода высказываний в СМИ вновь оказалась под угрозой».

    Об этом заявила президент международной общественной организация «Европейская медиаплатформа», бывший содокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы по Украине Ханне Северинсен. «Уже прошел год после того, как власть сосредоточилась в одних руках. Очень много цензуры осуществляется для того, чтобы плюрализм разрушить», — сказала она. По ее словам, спустя 5 лет после «оранжевой» революции ситуация с плюрализмом и свободой высказываний в прессе «вновь оказалась под угрозой».

    Северинсен напомнила о важности исполнения Украиной обязательств, взятых перед Советом Европы, включая относящиеся к плюрализму и демократии. Напомнила о резолюции ПАСЕ от 5 октября 2010 г., при этом посетовав, что власть-де ненадлежащим образом отреагировала на призывы, содержавшиеся в документе.

    В обществе, считает она, должно продолжаться обсуждение проблем, связанных с независимыми телеканалами. «Без этого невозможно... именно независимые телеканалы могут проводить журналистские расследования, выступать с критикой власти независимо ни от кого», — пояснила Северинсен. Она также заметила, что «существование независимых телеканалов необходимо и для того, чтобы больше журналистов смогли понять, что есть определенные стандарты, нормы журналистской этики, которые устанавливаются независимо от собственников каналов».

    Наконец, г-жа Северинсен затронула и тему общественного вещания. Экс-докладчик мониторингового комитета ПАСЕ по Украине пояснила прописные истины, дескать, общественное вещание — это соответствующий телеканал, который должен принадлежать обществу и им же финансироваться. «Такой канал сам должен контролировать свою программную политику, работать от имени общества и быть независимым», — подчеркнула она. «Речь не идет о переименовании какого-то государственного телеканала. По сути это совсем другое дело», — заметила Северинсен (УНИАН, «Интерфакс-Украина»).

    Несмотря на установленную в последний год «цензуру» и прочее «сворачивание плюрализма», спич мадам Северинсен был широко распространен информагентствами. И хотя сам факт такого тиражирования опровергал и «цензуру», и «разрушение плюрализма», тем не менее тон сопутствующих «комментариев», как правило, был вполне категоричным: получено очередное подтверждение наступления на свободу слова. Трудно сказать, стебались ли таким образом авторы этих «комментариев» или искренне верили в этот абсурд.

    Конечно, обсудить состояние дел в украинских медиа, проанализировать положение со свободой слова, попытаться взвесить плюрализм «на слух» или «на глаз» никогда не лишне. И экспертному заключению г-жи Северинсен, являвшейся содокладчиком ПАСЕ по Украине в течение 1995—2007 гг., цены бы не было — если б не возникало сомнений в ее объективности и политической незаангажированности и если бы ее высказывания носили не общий характер, а были конкретизированы и относились непосредственно к реальным фактам.

    Г-жа Северинсен давно утратила право выступать в качестве независимого арбитра по «украинским делам». Каких, собственно, еще оценок можно ожидать от эксперта, которого Юлия Тимошенко в свое время наняла своим советником? Очевидно, таких же или близких по духу и смыслу, с какими выступает и лидер БЮТ, находящаяся в процессе политической борьбы со своими давними оппонентами из нынешней власти. А с учетом того, что демократия и свобода слова давно превращены на Украине в инструменты этой самой политической борьбы, то и негативные оценки близкой к Тимошенко г-жи Северинсен удивлять не могут.

    Это Юлии Владимировне Ханне Северинсен в свое время могла давать советы, как отвечать на «сложные» вопросы представителей ПАСЕ. Так было, в частности, в апреле 2008-го, накануне выступления Тимошенко в Страсбурге. Тогда г-жа Северинсен честно призналась, что в рамках исполнения своих обязанностей советницы обсуждала с Юлией Тимошенко «вопросы, которые могли дискутироваться во время выступления украинского премьера в ПАСЕ» и подсказывала, «как лучше отвечать на сложные вопросы, которые могли возникнуть у депутатов ПАСЕ после выступления украинского премьера» (17.04.2008, УНИАН). Можно ли представить, чтобы Северинсен оказывала подобную помощь нынешнему украинскому премьеру? Скорее наоборот — она бы подсказала депутатам ПАСЕ, как сформулировать вопросы посложнее и поострее.

    После ухода Тимошенко с поста премьер-министра ее «плодотворное сотрудничество» с г-жой Северинсен не прекратилось. Только если раньше это были программы, направленные на создание позитивного имиджа Юлии Владимировны в глазах Европы, то теперь г-жа Северинсен помогает Тимошенко дискредитировать в глазах всей той же Европы ее политических оппонентов из действующей власти — Виктора Януковича и членов его команды.

    Само собой, стороны не афишируют своих тесных связей. Ибо это может ударить по имиджу самой Северинсен как авторитетного европейского политика, а в случае громкого скандала — привести к разрыву отношений с ее специфическими украинскими партнерами. По данным наших источников, когда в октябре прошлого года произошла утечка информации о том, что пребывание г-жи Северинсен в Украине (включая комфортабельное жилье) оплачивается из партийной кассы «Батькивщины», президент «Европейской медиаплатформы» конфиденциально высказала по этому поводу жесткие претензии Ю. Тимошенко и Г. Немыре.

    После недолгого периода охлаждения с начала 2011 г. связи г-жи Северинсен с Тимошенко—Немырей возобновились. Ханна Северинсен сделала ряд критических заявлений о «политических преследованиях оппозиции в Украине». Кроме того, по нашим данным, оказывала Тимошенко лоббистские услуги по этой части в ряде европейских структур, в первую очередь в ПАСЕ.

    Собственно, в действиях г-жи Северинсен, направленных на дискредитацию нынешней украинской власти, а равно и в ее усилиях, целью которых является создание Юлии Тимошенко образа «жертвы политических преследований», присутствует не только меркантильный интерес (подозрения на сей счет, как сказано выше, уже не раз озвучивались в СМИ). Ведь после того, как г-жа Северинсен связала свое имя с Юлией Тимошенко, ей уже ничего не остается, как пытаться «отмывать» экс-премьера на международной арене.

    В противном случае экс-докладчице Мониторингового комитета ПАСЕ пришлось бы признать, что в прошлом совершила непростительную ошибку: рекламировала в Европе коррупционеров и казнокрадов. Это крест на карьере как политика, так и эксперта. Очевидно, пришлось бы подать в отставку и с поста президента «Европейской медиаплатформы». Поэтому педалирование темы «политических преследований в Украине» — это своего рода и форма защиты: защищая в такой способ Тимошенко, Северинсен защищает саму себя, свою репутацию.

    Хотя вся эта история, безусловно, изрядно отдает политической коррупцией. И точно не содействует росту авторитета Европы в глазах украинцев.

    Однако вернемся к тезисам, изложенным во время «круглого стола». В абстрактной форме высказала г-жа Северинсен и свои претензии по части якобы недолжной реакции власти на резолюцию ПАСЕ «Функционирование демократических институтов в Украине» (от 05.10.2010). Собственно, сам документ — применительно к вопросам свободы слова и демократии — содержал тогда выражения общего плана. В частности, ПАСЕ акцентировала внимание «на росте количества обвинений и достоверных сообщений о том, что такие демократические свободы, как право на собрания, право на свободу высказываний и свободу медиа, оказываются в последнее время под давлением», в связи с чем ассамблея призывала власть «провести тщательное расследование всех сообщений о нарушениях прав и свобод» (сами «достоверные сообщения», правда, не конкретизировались).

    Не берусь судить, насколько тщательно власть расследовала абстрактные «достоверные сообщения». Однако если бы г-жа Северинсен и прочие радетели об украинской свободе и демократии сами более тщательно углубились в эти истории с «достоверными сообщениями» (если оно им, конечно, действительно нужно) — то выяснили бы, что «жертвы произвола» не только не обращаются в правоохранительные органы с требованием провести расследование, но и категорически отказываются содействовать оному, когда инициативу проявляет власть.

    Вспомним, к примеру, как вела себя Тимошенко в ситуации с «анонимными угрозами» неизвестного, якобы угрожавшего ей расправой за политическую деятельность: Юлия Владимировна проигнорировала все призывы СБУ предоставить необходимую информацию для поиска и наказания «террориста». Ныне СБУ безуспешно пытается добиться необходимой информации (свидетельств «потерпевших», записей видеонаблюдения и проч.) по поводу т. н. планировавшегося штурма офиса партии «Батькивщина» спецподразделением «Альфа».

    «Достоверное сообщение» прошло по всем информационным каналам, а вот «тщательное расследование», которое власть пытается провести (причем без всяких призывов со стороны ПАСЕ), — блокируется самими «жертвами».

    Иными словами, кое-кому очень нужно, чтобы было как можно больше «сообщений о нарушениях прав и свобод». А вот «тщательное расследование всех сообщений» (вопреки пожеланиям той же ПАСЕ) им как раз и не требуется. Что дополнительно характеризует как сами эти «сообщения о нарушениях», так и сообщающих об этом лиц, а равно и мотивацию их действий, лежащую в области политики и политтехнологий, но никак не в сфере правозащиты: вместо борьбы за демократию, свободу и права человека имеем дело со спекуляциями на перечисленных ценностях.

    Забавную информацию для размышления подкинули 24 февраля деятели из Украинского хельсинкского союза по правам человека. С одной стороны, они заявили, что за последний год «заметно ухудшилась ситуация со свободой выражения взглядов». С другой — привели следующие упрямые факты: «За первые 6 месяцев 2010 г. количество мирных собраний приблизительно на 30% превышает их количество за весь 2009 г. Во второй половине 2010-го их, очевидно, было значительно больше, чем в первой».

    Как же так? Свобода выразить свои взгляды «заметно ухудшилась», тогда как количество мирных собраний за то же время заметно увеличилось? Другое дело, если в Хельсинкском союзе не считают, что люди выходили на эти мирные собрания выражать свои взгляды, а, например, зарабатывать деньги на проплаченных теми или иными политическими силами акциях.

    Интересный подход явили «правозащитники» Хельсинкского союза и в ходе своих «вычислений» количества «жертв политических репрессий». По этому поводу они написали в докладе: «Практически всех общественных активистов, получивших административные наказания по статьям 185 и/или 185-1 КУпАП (нарушение порядка организации мирного собрания) после проведения мирного собрания, можно априори считать жертвами политических преследований!»

    Т. е. без суда и следствия, без уточнения деталей и выяснения обстоятельств произошедшего любого хулигана — «априори» — записывают в «пострадавшие за политические взгляды». При таких, прямо скажем, неординарных подходах немудрено обнаружить в Украине «массовые репрессии». А ведь данные этого, с позволения сказать, исследования (представленного как «доклад более 40 правозащитных организаций «Права человека в Украине-2009—2010») впоследствии лягут в основу и всевозможных «рейтингов свободы», составляемых разного рода Freedom House.

    А как принято поступать с нарушителями общественного порядка в странах, демократичность которых никто не ставит под сомнение? Возьмем несколько примеров.

    5 сентября 2008 г.: «В городе Сент-Пол в штате Миннесота, где проходил съезд Республиканской партии США, полиция задержала 250 демонстрантов, которые пытались устроить антивоенный марш от капитолия штата до конгресс-холла Xcel Center, где проходит съезд... Для разгона демонстрантов, которые протестовали против войны в Ираке, полиция применила слезоточивый газ и светошумовые гранаты. Среди задержанных оказалось и несколько журналистов, которые, как заявил представитель полиции Сент-Пола, наряду с протестующими нарушили правила проведения уличных акций» (КорреспонденТ).

    15 октября 2010 г.: «Полиция Франции задержала 150 человек, протестующих против пенсионной реформы» (Украинские новости).

    25 ноября 2010 г.: «Лондонская полиция задержала 29 человек в ходе беспорядков, устроенных школьниками и студентами на акции протеста против повышения платы за обучение» (РИА Новости).

    И такие ситуации в странах Запада имеют место регулярно. Согласно «логике» украинских «правозащитников», в США, Франции, Великобритании сотни, а то и тысячи «жертв политических преследований».

    Раз уж мы завели речь о резолюциях ПАСЕ и их исполнении украинской властью... точнее, раз уж г-жа Северинсен завела об этом речь, то, очевидно, стоит сравнить — что в этом плане изменилось за истекший период, в т. ч. как изменились воззрения самой бывшей содокладчицы Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

    19 апреля 2007 г. ПАСЕ приняла резолюцию, в которой призывала к строгому соблюдению украинской Конституции при назначении внеочередных парламентских выборов, в частности, что соответствующий указ президента Ющенко должен получить оценку в Конституционном Суде Украины. Призывы ПАСЕ, как мы знаем, были грубо проигнорированы: тогдашняя власть попросту заблокировала работу КС через манипуляции с увольнением судей.

    И что Ханне Северинсен, занимавшаяся в то время мониторингом политических процессов на Украине? Ровным счетом ничего. Никаких угроз для украинской демократии она не обнаружила. Даже от оценок воздерживалась — мол, не желает вмешиваться во внутренние дела Украины.

    24 апреля 2007-го в интервью журналу «Профиль» Северинсен заявила: «Решение Конституционного Суда — это, конечно, хорошо, но сейчас самое время для политических сил найти компромисс, после чего они уже смогут сами ответить на вопрос, нужны ли досрочные выборы». И самое главное: «Я очень удовлетворена той чудесной идеей со стороны Совета Европы — не вмешиваться».

    Действительно, разгоняется парламент, блокируется КС, в столицу направляются Внутренние войска — разве это повод вмешиваться? Тем более что все это происходит с подачи политиков, получивших на Западе патент на «украинскую демократию».

    Что представлял собой «расцвет плюрализма» в благословенные (как их подает г-жа Северинсен) годы правления «оранжевых» демократов, «2000» знают не понаслышке. Скажем, несколько лет назад редакция выпустила документальный фильм «Окаянные дни». В нем был представлен альтернативный (по отношению к официальному «оранжевому») взгляд на «дело Гонгадзе», на «помаранчевую революцию». Но ни один украинский телеканал так и не решился продемонстрировать «неоранжевую» точку зрения. Зато на экраны один за другим выходили фильмы, прославляющие события конца 2004 г. как «победу свободы и демократии». Такой «плюрализм мнений».

    Или взять совершенно аполитичный, неидеологизированный проект «2000», посвященный событиям украинско-польской истории (в частности, Волынской резне 1943 г.) — «Синдром памяти». «Свободные» телеканалы тоже отказывали в его демонстрации — «пугало» уже одно то, что он имеет отношение к критично настроенному к тогдашней власти изданию. И это тоже показатель «плюрализма» в прошлые годы.

    А вспомним, какой «плюрализм» имел место при освещении темы НАТО. Со всех телеэкранов звучала пропаганда проводившегося властями курса на интеграцию Украины в Североатлантический альянс. Альтернативная же позиция, в частности, с аргументами против вступления в НАТО, с доводами в пользу нейтрального, внеблокового статуса отсутствовала напрочь.

    Но такой «плюрализм» (а список приведенных примеров, естественно, далеко не полон) таких, как Ханне Северинсен, вполне устраивал. Не слышно было ее возмущений и сетований.

    Как молчала сей «борец за демократию и свободу», а ныне еще и эксперт в области медиа, когда с украинских телеканалов увольняли журналистов за демонстрацию ролика «Все пропало!» (с г-жой Тимошенко в главной роли). Почему-то в том случае Ханне Северинсен не рассмотрела ни посягательств на свободу слова, ни попыток установления цензуры. Очевидно, потому, что дело касалось ее подопечной. То ли дело, когда сотрудники пресс-службы действующего президента просят телеканалы не давать в эфир известный эпизод с падающим от ветра венком. Тут уж бдительное око г-жи Северинсен не дремлет. Готовы и обобщения: цензура!

    Не припоминается и алармистских заявлений экс-монитор дамы по поводу попыток правительства Юлии Тимошенко через суды запретить любую критику деятельности ее (Тимошенко) Кабинета Министров.

    «Запретить любым физическим и юридическим лицам, независимо от формы собственности, размещать на билбордах, других наружных рекламных носителях, радио и телевидении, сети интернет, электронных СМИ любую недобросовестную рекламу относительно деятельности главы правительства — председателя ВО «Батькивщина», а также какую-либо другую недобросовестную социальную рекламу, и обнародовать ее любым способом», — говорилось в определении Печерского райсуда от 22 сентября 2009 г.

    Казалось бы, вот где был повод бить в набат об угрозе «сворачивания плюрализма»! А заодно и высказать опасения на тот счет, что за политик собирается возглавить государство (от себя заметим, что стань Юлия Владимировна президентом, она бы уж устроила тотальный «плюрализм» в полном соответствии с цитированным определением Печерского райсуда — с телеканалов исчезла бы любая «недобросовестная» критика ее власти). Но г-жа Северинсен даже не обмолвилась на указанный счет. Хотя можно представить, каким бы гневом, приправленным изрядной толикой демократического пафоса, воспылала бы нынешний президент «Европейской медиаплатформы», если бы ограничить «недобросовестную» критику в свой адрес попытался действующий Кабмин. Тут бы мы услышали и о «диктатуре», и об «авторитаризме», и уж, конечно, о «тотальной цензуре».

    К слову, тогда вообще никто из западных институций и отдельных деятелей не прореагировал (хотя те же «регионалы» направляли соответствующие письма в посольства иностранных государств, представительство Еврокомиссии, офис Совета Европы, организацию «Репортеры без границ» и др.) — по крайней мере публично...

    Можно только приветствовать столь трогательную заботу г-жи Северинсен и ее окружения о создании в Украине общественного телевидения. Однако не понятно, почему она не поднимала этот вопрос раньше, в «оранжевое» пятилетие? И почему не связывала наличие/отсутствие общественного телевидения с состоянием дел со свободой слова в стране?

    Тот факт, что за все 5 лет пребывания при власти сил, которые Северинсен со товарищи именуют демократическими, общественное телевидение так и не было создано (несмотря на неоднократные соответствующие обещания), очевидно, свидетельствует о том, что проблема не в демократичности или недемократичности властей.

    Президент «Европейской медиаплатформы» вполне справедливо заметила: такой канал должен финансироваться гражданами. Но вот готовы ли граждане оплачивать общественное телевидение — большой вопрос. И будет ли того содержания, которое готова (если готова) предоставить общественность, достаточно для обеспечения полной независимости такого канала? Ведь и проблема зависимости украинских СМИ (от власти, собственников или политических спонсоров) во многом проистекает из их финансовой зависимости, неспособности окупать свою деятельность средствами от рекламы, подписки и розничных продаж.

    Иными словами, простого желания властей в этом деле — мало. Нужна готовность самого общества, в т. ч. финансовая. Без подъема платежеспособности населения, на голом энтузиазме, общественное телевидение не создашь.

    Совершенно согласен с тезисом, озвученным министром образования и науки Д. Табачником 24 февраля: «Если сделать элементарный мониторинг СМИ, хотя бы популярных телеканалов, сколько в живом эфире выступают представители власти и оппозиции, то намного больше выступают представители оппозиции. Поэтому говорить о наступлении на свободу слова — это грешить против истины».

    Действительно, иной раз создается впечатление, что утюг включи — а там знакомые все лица разглагольствуют о том, как им ущемляют свободу слова.

    Какая значимая информация замалчивается и утаивается от общественности? Какого плюрализма недостает в украинском медиапространстве? Кто-то в стране не ведает, что привлекают к уголовной ответственности или сажают за решетку бывших членов правительства, что Тимошенко регулярно бывает на допросах в Генпрокуратуре? Для кого-то тайна, как ко всему этому относятся сами экс-министры? Может, общественность не в курсе, какие оценки действиям нынешней власти раздают представители оппозиции?

    Кому из оппонентов власти перекрыли доступ на телеканалы? Взять, скажем, такие площадки для какого хочешь словоизвержения, как программы Евгения Киселева на «Интере», Савика Шустера на Первом Национальном, Андрея Куликова на ICTV, Романа Чайки на «5-м канале». Какая из указанных передач обходится без того, чтобы зритель не услышал очередной «страшной правды» о «правящем антинародном режиме»?

    За политическими спекуляциями на «проблемах свободы слова», на мой взгляд, затушевывается куда более реальная проблема (если угодно — болезнь) украинских СМИ, прежде всего электронных. Документалистика практически исчезла. Научно-популярные фильмы отсутствуют. Передач, посвященных науке, технике, изобретениям, освещению философских вопросов (вроде популярной в советское время «Очевидное — невероятное» или тележурнала для детей «Хочу все знать!»), — нет. Вместо этого экраны забиты всевозможной примитивной «развлекаловкой», низкопробными сериалами, постановочными «реалити-шоу» — не несущими зрителю ничего, кроме морального разложения и умственной деградации.

    Может ли здесь помочь власть? По идее — должна. Примитивизация сознания граждан — разве не угроза национальной безопасности? Но решится ли? Ведь в этом случае не избежать обвинений в «цензуре» и покушении на «свободу слова».

    Сергей ЛОЗУНЬКО
    Данная статья вышла в выпуске №9 (548) 4 - 10 марта 2011 г.


    Источник:    




    Просмотров: 309 | Добавил: newroz
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск

    Календарь
    «  Март 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031

    Архив записей

    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Институт геополитики профессора Дергачева
  • Политика
  • Анекдоты из России
  • СМПУ

  • АНАХАРСИС
  • SV Ukraine
  • UA-РОЗВИТОК
  • Центр Стратегических Оценок и Прогнозов

  • Copyright MyCorp © 2019Сделать бесплатный сайт с uCoz